Ты мой дорогой друг знакомы мы давным давно покемон

Письма другу | Неотправленные письма

Ты мой дорогой друг, знакомы мы давным-давно, И клятвы, обещанья нам не нужны. Знаю твердо навсегда, что с тобой мы не разлей-вода!. О, приятель мой. Мы вступаем в ратный бой. Покемон Ведь это ты. Послужит Покемон, мы сможем всё. Ты и я. Я знаю судьба моя. Покемон О, мой лучший друг. Нас узнают . Ты мой дорогой друг, Знакомы мы давным-давно ;. Как я хочу, чтоб ты сам понял - я не знаю, как начать, Мне все труднее Ты мой дорогой друг, знакомы мы давным-давно, И клятвы.

Лица их стали лирическими. В это трудно было поверить, и покемон сначала не поверил. Всмотрелся в эти лица, совсем недавно тупые и жестокие, убедился: Гоша перехватил взгляд Покемона, сказал нарочито злобно: Чуть что — ты не сомневайся, замочу на.

Покемон тряхнул головой, мол, нет, ничего такого, не сомневаюсь. Ему было вполне понятно, что лирика на лице и в сердце Гоши не имеет к делу никакого отношения. Нужно только сделать то, что им нужно — и. Сделать, что им нужно — и все, закончится ужас. Стоило вытянуть руку на секунду позже — там, возле Машиного дома. Или на секунду раньше. Владимир Николаевич ушел куда-то в темноту, где-то далеко прогремели по металлу его шаги и стихли. Гоша выглядел как обычно выглядит человек, ожидающий чего-то очень важного.

Производил много мелких ненужных действий: Будучи покемоном, за людьми наблюдать несложно. Люди не стесняются покемонов. Вытащил из кармана мятую пачку сигарет, осторожно выудил оттуда косяк. Покемон кивнул, и Гоша, поднеся к его рту свои пропитанные пряным дымом пальцы, дал затянуться.

Сверху послышались приглушенные голоса, бледный сизоватый свет, каким светят мобильники, спугнул тени, и они закружились под потолком как бесшумные черные бабочки. По ступеням зашуршали осыпающиеся камешки, женские ноги опасливо, боком, начали спускаться.

Будничность этого женского голоса, его легкое кокетство никак не вязались с тем, что здесь происходило. То была фраза, после которой обычно распахиваются двери, и темноту лестниц затапливает свет и шум праздника, а та, что боялась убиться, весело выкрикивает радостные приветственные междометия, осторожно подставляя припудренные щеки для поцелуев.

Вынул из кармана складной нож, раскрыл. Обхватил покемона сзади за талию, присел и сунул лезвие тупой стороной покемону в пах. Гоша убрал нож обратно в карман, шепнул: Вниз спустились двое, Владимир Николаевич и девушка. На ней была короткая кожаная куртка и короткие, чуть ниже колен, джинсы.

Она посмотрела на покемона внимательно, отступив немного в сторону, чтобы лучше падал свет. Владимир Николаевич выключил радио. Было слышно, как жадно, с причмокиванием, затягивается Гоша. Повторил еще раз, в движении: Дымок от застывшего на отлете Гошиного косячка тонко змеился вверх. Наверное, покемона пора было убить. Разбивают об пол, как мобильные телефоны? Они умирают мгновенно, с лопающимся полым звуком. Их бросают в мусоропровод головой вниз, предварительно кастрировав.

Они застревают там и задыхаются в теплой вони. Кто-нибудь ненавидит покемонов, как ненавидят бездомных собак, тараканов, гаишников? Но нет, здесь ненависть ни при. Здесь, в этом мрачном бетонном коробе, наоборот — любовь. Голый покемон, зябнущий перед ней — подарок. Вместо банальных роз со свечами. Гоша и Владимир Николаевич переглянулись.

Она кивнула и, сунув руки в карманы куртки, медленно обошла покемона. Замкнув круг, остановилась прямо перед. Картинно уронила голову к плечу, посмотрела ему между ног. Покемон смотрел на свои ступни, дожидаясь, пока она отойдет.

Pokémon Go вдохновила отечественных активистов на неоднозначные высказывания и идеи

Покемон догадался, что ей обязательно нужно посмотреть ему в. Он безразлично поднял взгляд. Девушка усмехнулась и, не отворачиваясь, отступила на пару шагов. Владимир Николаевич, казалось, тоже начинал нервничать. Потянувшаяся пауза его явно раздражала. Девушка перестала усмехаться, плавно заправила волосы за уши, одернула куртку, сложила ладони. Гоша закурил простую сигарету.

Выглядел он теперь как дворовый мальчишка, скучающий, пока взрослые пацаны ведут непонятные взрослые беседы. Она потянулась к Гошиной руке. Он, заметив ее жест, отдал ей свою сигарету и тут же полез за новой. Девушка присела и пружинисто выпрямила ноги: Она затянулась и отшвырнула сигарету в темноту. Покемон мерз, мерзли пальцы на ногах, мерз беспомощный, похожий на поросячий хвостик, пенис.

Холодно, противно, болит избитое тело. Чужая истерика зачем-то оттягивала момент окончания пытки. Помогал, в наручниках же неудобно. Она снова вытянула руку в сторону Гоши, и тот опять отдал ей свою сигарету. Ее колотило, руки, поднимающиеся к голове, ходили ходуном. Гоша торопливо сел в машину и запустил двигатель. Девушка придвинулась совсем вплотную к покемону, так что он теперь чувствовал запах ее духов.

Он ведь такой же точно урод. Они же все — одинаковые. Девушка молча трясла головой. Гоша вылез из машины, встал в стороне. Девушка, хватая воздух ртом, по-прежнему трясла головой — видимо, пыталась что-то сказать.

Возле столба валялась арматурина. Я наклонился, схватил ее и, скуля от врезающихся в голые ступни камней, рванул следом. Я замахнулся, рифленое железо прочно сидело в ладони. Гоша стоял вплотную к. Владимир Николаевич присел и высматривал вокруг себя, что бы схватить. Девушка резко шагнула мне навстречу и ударила кастетом в переносицу.

Я лежал, она била меня еще, но уже не так сильно. Ее сотрясали рыдания, и она кричала — будь я проклят, она меня ненавидит, чтоб я сдох и всякое. Они уезжали, а я копошился в ворохе своей одежды, не мог найти трусы. Их нигде не. Кровь хлестала из разбитого носа и заливала руки, одежду, выцветала на светлой бетонной пыли. Я торопился так, будто еще можно было убежать из этой беспросветной мерзости.

Торопился, как во сне — оставаясь свинцово неповоротливым. Воздух вокруг меня густел. Чем быстрей я убегу, тем меньше замажусь. Чем быстрее, тем меньше. Я нашел трусы чуть в стороне от остальной одежды, надел. Брюки и куртка лежали друг на дружке. Я сел, чтобы надеть носки. Потянувшись за ботинками, упал на бок. Почему-то долго не мог подняться. Поднялся, и сразу столбы пошли хороводом, и я пошел им навстречу, пытаясь так остановить этот круговорот. Буду весь в крови.

Хотел только одного — убежать. Ходил по кругу, навстречу вертящимся столбам. Спрятаться — и все пройдет. Встал над ним, упал на четвереньки. Выковырял сим-карту из обломков. Вскочил, и уже не дожидаясь, пока ко мне вернется равновесие, побежал из бетонного короба.

Туда, где недавно растаяли красные огоньки автомобиля. Выскочил в лунный свет, и спотыкаясь, отпихивая ладонями скользкую землю, стал подниматься. За мной неслись мертвые котята, посверкивая яркими глазками. Котята стали большими, мохнатыми. Я падал, и они утыкались мордами мне в спину. И отскакивали на вытянувшихся тонких лапах. И остервенело лаяли прямо в ухо. Я вспомнил, что не подобрал бумажник.

Оставалось несколько шагов — выскочить в распахнутые ворота. В бумажнике был паспорт. И рассмеялся, размазывая кровь по лицу. Ну вот, рассмеялся и. Такой уж был день. Тот самый, птичий сон. Лора садилась на бортик неработающего фонтана спиной к центру сквера. Все садились лицом, чтобы наблюдать друг за другом — ведь горожане по природе своей эксгибиционисты а потому что все равно негде спрятаться — а Лора садилась спиной.

Перед ней паслись голуби, склевывая пшено со ступенек магазина. Кто-то весьма пунктуально, каждое утро ровно в девять, под девять выкриков механической кукушки, сыпал им пшено со своего балкона. По утрам в сквере курили люди из близлежащих офисов. Останавливались по дороге на работу, подстилали газетки под зад, рассаживались на лавочках и бортике фонтана с той стороны, что обращена была к центру сквера — это важно Кто-то с чтивом в мягких обложках, кто-то со стаканчиком кофе из автомата. Золотая минутка, похищенная у трудового утра.

Итак, в сквере появилась Лора — садилась каждый раз спиной ко всем и смотрела на голубей. А из окна второго этажа на нее смотрел Леша. Там был офис его компании. Широкие возможности для вашего бизнеса. Заметил он ее, конечно, потому, что каждое утро, приходя на работу и ожидая, пока загрузится компьютер, смотрел в окно на вертлявые спины толстячков-голубей, завтракающих внизу на ступеньках.

Лора тоже смотрела на голубей. Знаешь, голуби совершенно не умеют есть конфеты. Выпачкиваются до самых ресниц. В гастрономе вон купил. Они у них мелкие. Как пушок на персике. Городские, по крайней мере. А почтовые вообще существуют только в фильмах Би-би-си. Вот, посмотри, они толстые и неповоротливые. Когда они летят, отдуваются шумно как толстяки на лестнице: А почему-то их называют птицей мира. Так себе, правда, парень. Тоже отдувается, когда меня провожает. А ты что за птица?

Но тут ведь стаж не главное, правда? Важно, чтобы, когда с птицами водишься, повадки их не перенимать. Я и сама на орнитолога учусь. По-другому немного называется — слышал, может быть: У меня здесь сегодня последнее занятие, в корпусе мехмата, там, в переулке. Сдам вот зачет и больше сюда не приду. Только чур больше не врать. Так у них и повелось, у Лоры с Лешей.

Частенько, встречаясь по вечерам, они рассказывали друг другу смешные истории из жизни птиц. Им было весело. Было весело играть в орнитологов, подсматривающих за птичьим базаром.

Изображает из себя орла. И повадки, и взгляд хищный. А потом вдруг — раз, забылся — и распустил хвост на полкомнаты. Распустился хвост, как салют, впору зажмуриться. Ляс одним пингвином был знаком. Эти любят из себя китов изображать. Они же себя китами мыслят, пингвины-то. Ты что, не знала? Киты, блин, короли океана. Не хотят быть птицами, хоть ты кол на голове теши. Обижаются, когда им напоминают. Так вот, знакомый мой пингвин как-то пошел в зоологический музей. Там же скелет кита.

Пингвин встал мечтательно перед скелетом, а сзади экскурсия. Пингвин разнервничался, стал кричать, что он им не линейка, чтобы им тут измеряли все подряд, потребовал книгу жалоб. Им было хорошо вместе, Лоре и Леше. Они, бывало, спрашивали об этом друг у друга: Но каждый понимал этот ответ по-своему. Леше казалось, что они и впрямь как орнитологи на птичьем остове. Ходят спокойно вдоль гнезд, тихо постукивают неведомыми для гагар предметами возле палатки, разводят огонь и едят из нежно дымящихся мисок, утопив зрачки в горизонт.

Среди выбеленных пометом валунов, среди пуха, день и ночь перекатываемого ветром, будто где-то за зубчатыми скалами кто-то постоянно меняет наволочки — безмятежные, занятые своим делом боги.

Птицы посматривают на них как на скучных странноватых гостей, никого не поедающих, никому не годных в пищу. Им, гагарам, недоступно, что именно эти странноватые гости распоряжаются здесь их, гагарьей, вечностью.

Как запечатлеют их боги-орнитологи на кинокамеры, такой каждая из них и предстанет пред внимательные очи вечности. Такой и сохранится — после того, как растерзает студеный северный прибой рухнувшую под утес тушку, после того даже, как смолкнет последний гагарий крик над океаном. Вдвоем, думал Леша, гораздо занятней играть в эту игру. А Лора думала о. Однажды, когда Леша был у Лоры, и Лора мирно сопела, отвернувшись к стене, в открытое окно влетела птица.

Леша встал и увидел, что это почтовый голубь, поджарый и легкий, а к лапке синей изолентой прикручен маленький бумажный конвертик. Он оглянулся — Лоры в постели не оказалось.

Леша выглянул в окно и увидел, что Лора превратилась в огромную страшную птицу — стоит посреди улицы, между сморщенных пальцев с блестящими черными когтями вопят сигнализациями, мигают фарами помятые и опрокинутые машины, припаркованные здесь на ночь.

Она дернула головой, нацеливая на него свой крепкий клюв Утром все было нормально.

  • Текст песни Покемон - Мы всегда вместе, повсюду, везде..
  • Book: Покемонов день
  • Login to Gliger

Они встали, умылись, позавтракали. Кто-то выскочил первым, кто-то задержался, чтобы вымыть посуду. Вечером они снова встретились и рассказывали друг другу истории про птиц. И спрашивали друг у друга: Люди с си м-карты Медсестра сказала, что можно понемногу открывать. Ничего страшного, сказала она, небольшая контузия, на зрении не отразится. И я начал понемногу открывать. Сначала свет прокалывал их насквозь. Потом я стал видеть.

Первое, что я разглядел по-настоящему, была процарапанная в побелке над унитазом порнографическая баба. С незаконченными руками и ногами, с овалом вместо лица, но с тщательно прорисованной прической. Чей-то отчаянный протест против болезни и бессилия: На первый раз этого хватило — я зажмурился и на ощупь вернулся в палату.

Здесь пахло краской, как во всем отделении. Но я знал, что это единственная палата, в которой не делали ремонт. Палата без ремонта, но хорошая. Снова один в палате — как в то первое утро после аварии.

List of Russian Pokémon themes

Закрывал глаза, и только соскальзывал в дремоту, как меня раз за разом выбрасывало обратно, на ледяной бетонный пол, в кошмар, спиной к столбу. Сжимал в пальцах сим-карту, она была такая тоненькая и маленькая — упадет, скользнет под кровать, затеряется. Не полезу за. Назавтра суетливая чавкающая тряпка уборщицы слижет ее и сплюнет в ведро. Прощайте, семи — и двенадцатизначные люди с сим-карты, многие из вас сгинули навсегда. Стерты безжалостной тряпкой уборщицы.

И я для вас — стерт. Не пытайтесь позвонить ему попозже. Электронные телефонные женщины — они такие, они всегда жестоки к нам, у них для нас только самые неприятные сообщения: Лишь на самом деле нужные люди вернутся из небытия, разыщут, скажут, что я зря так поступил, это же глупо. Запишут мой новый номер. Или я сам их разыщу. Интересно, кому я поспешил бы продиктовать свой новый номер? Но можно ведь начать новую жизнь.

С чистого листа — с новой сим-карты. Перееду на другую квартиру. Через несколько лет столкнемся в городе. Она спросит, куда я пропал. Я скажу, что выбросил сим-карту. Я проживу без Лоры. Возможно, мне даже будет лучше без Лоры, ведь я не хочу на ней жениться. Такое чувство, будто мы тогда недоговорили — а договорить обязательно. Да, я позвоню ей и расскажу, как алчная тряпка сожрала всех моих семи — и двенадцатизначных людей.

А мне было не жаль их ничуть. Мария меня отругает шутливо, обвинит в предательстве ее сексуальных интересов. Валера иногда дает мне заработать, подбрасывает темы для статеек, когда его журналисты не успевают.

Для него весь наш миллионный город-муравейник — его территория. Чтобы перебирать их, отыскивать поэтов-наркоманов и многодетных глухонемых. Миллион записей на сим-карте. А я обошелся бы двумя. Хотя мама редко мне звонит. Я ей —. Вот, пожалуй, окончательный список.

Всех остальных можно безболезненно забыть. И стать недоступным для них — для прошлого. Все, что отлетит от меня, когда я выроню сим-карту, станет прошлым. Вот тогда-то пройдет и хаос, в который рассеялась моя жизнь после того, как в нее выстрелило сообщение: И холод пройдет, что больно лижет голого покемона, снова и снова дающего представление в бетонном театре без стен.

Пройдет обязательно, если начать новую жизнь. Все изменится, если я подойду сейчас к окну и выброшу сим-карту.

Pokémon: Together Forever (Russian) слова песни

Она будет лететь кубарем, как крохотный осенний лист. Долетит до земли и уляжется там вместе с настоящими листьями.

Тряпка уборщицы — это ненадежно. Брошу под кровать, а потом передумаю. Я подошел к окну. Из приоткрытой форточки дохнуло горьковатой прохладой. Интересно, мой отец еще жив?

Вита Закутался в пропахшее йодом одеяло — как в море — и отправился на веранду. Это был один из тех дней, когда здешний мир сбрасывает подсохшую, всю в кленовых и тополиных чешуйках, шкурку. Скинув одну, он не сразу обрастает другой — так и лежит освежеванный, разомлевший, пуская по небу одинокие облачка. Мои раненые глаза, правда, немногое способны были разглядеть, но я ведь помнил, как это бывает. В такие дни вполне можно обойтись без зрения.

Садишься на веранде и трешься щекой о его сырое тело. Устроившись на стоящем в углу стуле, я подоткнул пухлое одеяло под колени и привалился к стене.

Сладкая дрема уже подкрадывалась, уже ползла по мне своим бархатным брюшком. Только сейчас я заметил, что на веранде еще кто-то. Прямо напротив меня, возле дальней двери, ведущей, видимо, в другое отделение, в креслах-каталках сидели два старика.

Они ожесточенно спорили, не обращая на меня ни малейшего внимания. Каждый из них смотрел прямо перед собой, в небо, на которое я пока не мог смотреть из-за рези в глазах.

Но и небо, каким оно бывает в такие дни, я помнил. Ничего никогда не заканчивается! Когда все равно кто — тогда любой хорош.

Прикрыл глаза и слушал. Их потрескивающие, будто с виниловой пластинки, голоса трогали меня все. Сильно траченные временем, голоса стариков зажигались давнишним противоборством, и это возвращало им молодость. В них не было ничего общего. Понимаешь, делать людей счастливыми или несчастными.

Покемон: Мы всегда вместе, повсюду, везде.. слова песни

Ты не из. Ты просто вписан в ячейку таблицы. Ты там, где должен быть вот такой, как ты, именно такой, с таким вот атомным весом. Ты предопределен во. С тобой, наверное, в карты хорошо играть. И такие женщины, как Вита, бывают у таких мужиков, как ты, только по недоразумению. Любой — это когда все равно. О чем с тобой спорить! Этот голос определенно был непобедим. Наверное, всегда так было: Смысла бы добавить, глядишь и Давай, что ли, передохнем.

Тебя когда сюда определили-то? В отличие от того, задиристого и хорошо поставленного голоса, этот даже в самых эмоциональных местах оставался как-то сдавлен, скуден. Скрутило так, что не отвертеться. Все как-то быстро прошло и Врач, помню, молодой попался Они вряд ли сильно отличались по возрасту. Я и не знал, что иерархия у стариков выглядит так отвратно. Всегда во всем везло.

Потому что если бы не твое везение, хрен бы ты когда ее у меня увел. Видимо, второй, выкающий, все-таки пытался спорить — слышно было какое-то сопение, скомканные проглоченные звуки. Они-то до всего и довели. Из-за них, только из-за них ты и получил. И, слушай, слушай, ты же всегда, всегда блистал вот этим своим поверхностным, начищенным, как ботинки выходного дня, умишком!

Вита отлично все понимала. Помню, как-то смеялись над. Но уже не ранит. Из него, говорит, интеллект так и прет Ты тогда первый раз ее на встречу сопровождал. С кем уж она там встречалась, не помню. Ты еще ему сказал тогда, что вино лучше взять другое, да?

Своими же руками сотворил из тебя свой ужас. Стихла канонада, последние куски земли и осколки, взлетевшие выше остальных, вернулись с небес на землю. Максимум, на что они были способны, это прицепить забавную рожицу к чужой спине или поставить сзади товарищу рожки. Хотя все равно подобные шуточки бытовали среди подростков, а не малышни.

И потом, это серьезное растормаживание сферы влечений, привитие гомосексуальных наклонностей. Я как-то не припомню, чтобы даже самые отпетые мальчишки-хулиганы вытворяли раньше что-то подобное. А что вы скажете о недоразвитии речи и вообще о затормаживании психического развития детей-потребителей подобной кинопродукции?

Бивис и Батхед, наверное, первые персонажи, которые начали приучать аудиторию к диким моделям поведения… Но вернемся к детям с задержкой психического развития. Они не могут в школе усваивать на слух информацию, страдают недоразвитием речи и эмоций.

Эксперт по речи доктор Салли Ворд Великобритания говорит, что за последние 20 лет резко увеличилось количество детей, которые умеют воспринимать только зрительную информацию.

Слова проходят мимо. И вдобавок они должны общаться с другими детьми, а для них это недоступно. Но как именно формируют таких детей мультфильмы последнего поколения? Взрослые люди, смотревшие этот сериал, нередко обращали внимание на странности, которых раньше никогда не бывало в мультфильмах.

Они идут очень медленно, караваном, и их шествие по экрану растягивается минуты на три-четыре. Для кино — это очень большое время. Три корабля медленно проплывают по экрану. Никаких действий не совершается, они просто разрезают носом волну, проходят кругом и уплывают. А вот еще характерная картинка. На дерево, стоящее посреди поля, прилетают по очереди пятнадцать птиц. Каждая слегка вертит хвостом, садится на ветку и застывает, в точности копируя движения предыдущих.

И это опять-таки длится достаточно долго! Никогда в кино ничего подобного не было, да и быть не могло, потому что в нем важно действие. Оно должно развиваться… И быть наполнено смыслом… — Вот именно! Но на самом деле смысл вставок совсем в другом — в приучении детей к экрану. Причем к приучению страшному, гипнотическому!

Его мерцание, которое человек воспринимает помимо своей воли, имеет определенный ритм. А мерцающий свет, ритм и определенным образом подобранные шумы гипнотически воздействуют на психику. В результате маленький человечек впадает в транс и уже совершенно некритично воспринимает все, что льется с экрана, притягивается к. А отлучение от наркотика вызывает резкую реакцию.

А ведь для маленьких зрителей этот люк ассоциируется с уютным домом, в котором обитают телегерои. Значит, образ люка становится положительно окрашенным, и часть особо внушаемых, а также склонных к рискованному поведению детишек вполне могут последовать примеру любимых персонажей. Кроме того, ребенка приучают, как бы, нарываться на опасность, моделируя рискованное поведение даже во вполне нормальных, стандартных ситуациях.

Скажем, телепузик качается на качелях. Диктор за кадром говорит: Встала, опять села на качели. Потом телепузик немного покачается нормально, но идея, что качание на качелях связано с падением, у ребенка останется, и когда он сам сядет качели, эта идея вполне может всплыть. Вы же прекрасно понимаете, что значит для человека затверженный образ действий. В результате малыш сделает непроизвольное движение и тоже упадет. Только для него это не обойдется без последствий, как для телегероя. Такие же идеи закладывались в сознание малышей, когда телепузики играли в мяч.

На экране постоянно показывались какие-то промахи, неудачи. Однако мы еще не окончательно утратили память о норме и помним, что детей испокон века учили на положительных примерах. Отрицательные же старались не демонстрировать, и главное, всегда сопровождали моралью.

А здесь — просто показ, без оценочных комментариев. Дескать, пусть сами делают выводы. Нередко между жизнью и смертью, здоровьем и болезнью. Уже не мультипликационные, а документальные кадры, снятые в каком-то африканском посольстве. Негритянская семейка танцует ламбаду. Трех-четырехлетним детям, конечно, позарез нужен такой суперсексуальный танец, где трутся животами, задами, где выстраиваются сладострастно извивающиеся цепочки… Представьте себе, к чему это приведет, когда дети начнут воспроизводить увиденное.

Еще были эпизоды, где мальчики-телепузики надевали девчачьи платьица и не желали ее снимать. То есть, программировалось нарушение половой ориентации? Ведь мальчики вообще очень редко стремятся надеть девчоночью одежду. А если вдруг и надевают, то окружающие говорят: Ты же не девочка! Абсолютно все серии были продуманы и тщательно выстроены. Как, впрочем, и в других подобных мультфильмах. Отец не мог понять, в чем дело, пока его товарищ, не сказал: А отцу и в голову не приходило, что в детском мультике может быть что-то вредное.

Компания начала увиливать, говорить, что отец сам виноват. Дескать, это не детские мультфильмы. Но оказывается, по закону у каждой телекомпании определенная, достаточно большая часть эфирного времени должна отводиться на показ фильмов для детей. Поэтому тут отвертеться, может быть, и не удастся. Сын говорит матери в ответ на просьбу что-то сделать: Над старостью, дряхлостью, болезнью тонко и весьма остроумно!

То черепаха крадет вставную челюсть старика, а бедняга не может догнать ее, то перед его носом захлопывает дверь родной сынок. Здесь полностью разрушаются нормы поведения детей и родителей. Да, собственно, в нормальном обществе так ни с кем не принято себя вести! И герои этого, с позволения сказать, мультфильма не наказываются? А вот другая манипуляция детским сознанием.

Знакомый психолог из Петербурга М. Заметив Эша, Мисти от счастья кинулась на него обниматься. Явно рада, что все хорошо. Спросив, сколько денег у нее есть, парень попросил отнести все в отель, чтобы они там и поели, а затем, чтобы она подходила к Центру Покемонов. Мисти было надулась на то, что парень заставляет ее таскать тяжести туда-обратно, но посмотрев на серьезный взгляд Эша, она поняла, что что-то случилось и ему, скорее всего нужен терминал связи в Центре Покемонов.

Поэтому, кивнув, она объяснила, где он находится и пошла в другую сторону. Дойдя до Покецентра, Эш обратился к администратору, что ему нужен терминал связи.

Заплатив 2 уни, он отправился к одной из кабинок и воспользовавшись предоставленным кодом, нашел в справочнике телефон Профессора Оука и набрал. Первое, что он услышал в трубку и увидев в терминал - был слегка уставший, но явно чем-то довольный, Профессор. Встав, как обычно в 7 утра, выполнив, зарядку, утренние процедуры и выпив кофе он начал свою обычную исследовательскую деятельность.

Которая началась очень даже успешно. У Бульбазавров скоро прекратятся стычки, так как один из них скоро станет Ивизавром, а это значит, что у них появится вожак. Также, поступили интересные новости от своих коллег. Начинается не только стремительное увеличение количества покемонов, но и качественное.

Уже на оранжевом архипелаге и материке Артан появилось на свет несколько новых видов покемонов, и это не предел. В общем, Профессор Оук застал планету во время перемен, а это счастье для ученого. Но, счастье омрачило сообщение, пришедшее на терминал связи, в котором говорилось, что была подана жалоба на его подопечного Эша Кетчума и, по рассмотрению жалобы, будет выдан вердикт из Правоохранительного Корпуса, если подавший жалобу не заберет заявление обратно в течение 6 часов.

Глянув на заявителя, Сэмуэль Оук выругался сквозь зубы. Больница Пьютера, главврач Джексон Тер, главная паскуда в области науки и медицины. Человек, имеющий тайного покровителя догадайтесь какогои которому все сходит с рук. Обычно его выходки касались только исследований и доносы на нарушение регламента.

Но тут, если Эша лишат прав быть тренером, все Профессора без исключения сожрут его живьем. Только парню это не поможет, если заявление будет рассмотрено положительно, а оно.

Тут закон на стороне Джексона, с этим ничего не поделаешь. Да, Иви наверняка и царапины не оставил на главвраче, но сам факт нападения - серьезное преступление. Ведь покемон, если отбросить все сентиментальности - очень опасен и аргументировать тем, что сегодня он, например, только слегка ранил, а завтра разнесет пол города - можно без проблем. Да, Эшу срок никакой не светит, но на мечте его подопечного можно будет ставить крест.