Знакомый оправдывает свой поступок наркоман

Что такое наркоман?

Мы продолжаем публиковать дневники наркомана с летним стажем, Я называл все это иллюзией, игрой – и потом мог себя этим оправдывать. и не в паховую область, как в то время делали уже некоторые мои знакомые. . А еще я рационализировал свой страх перед возможной. Яна улыбнулась и посмотрела в карие глаза новому знакомому . создает Раскольников, чтобы оправдать свое преступление, но и каждый . Самоубийца, в свою очередь, ощущает свой поступок как миг. БОЛЬШИНСТВО наркоманов начинает с «легких» наркотиков. В разных случаях это были старший брат, сестра, друг или новый знакомый. наркотики окружающим людям, чтобы оправдать свои поступки и.

Не знал, что порошок можно нюхать. Когда сам попробовал, понимал, что употребляю героин, но не считал себя наркоманом, потому что не кололся. На протяжении четырех лет я нюхал героин почти каждый день. В какой-то момент перестал чувствовать запахи, потому что слизистая разрушалась. От кокаина и других наркотиков можно было отойти за день. При героиновой зависимости начинаются ломки. Прошел месяц моего употребления, позвонил знакомому, а у него не было героина.

Сидел дома в сильной апатии, у меня болели ноги, ломило кости, появились понос и рвота. Позвонил ему, он говорит: Я был абсолютно растерян, раньше никогда не испытывал такого состояния. Все болело, даже спать не.

Мне было очень плохо: Нужно было снять абстинентный синдром, тогда можно жить. Нашли через третьих лиц, понюхали, мне стало гораздо. На тот момент поймал себя на мысли, что попал в ловушку, нюхал и понимал, что дальше будет только хуже, но останавливаться не. Продолжал употребление удвоенными темпами. Периодически, когда не было наркотиков, собирались вместе, пять-шесть машин, и ждали, когда появится, выпивали и тусовались. Всем было плохо, но мы держались. Так втянулся в героиновое движение.

Если становилось плохо, я знал, как облегчить свое состояние. Можно было пойти на анонимный прием к наркологу, заплатить около рублей, он выписывал рецепты на медицинские препараты, снимающие абстинентный синдром. Пропиваешь таблетки курсом и чувствуешь себя нормально. Зависимость не проходит, в голове все равно сидит мысль, что нужно употребить. Во время первой ремиссии я три месяца не употреблял наркотики. Приехал к матери в Иркутск и жил у. Ломало меня около двух недель, не спал, не ел, только пил алкоголь.

Было невыносимо, но затем стало легче, организм постепенно восстанавливался. Я начал дышать свободно, чему-то радоваться, понимал, что трезвый. Не надо было бежать сломя голову в поисках наркотиков, мог посидеть дома и выпить чаю. Я продолжал курить траву и пил, но героин не употреблял. Напивался до такого состояния, чтобы просто вырубило. Ломку невозможно терпеть, старался подавить ее, чтобы только не чувствовать.

Вскоре вернулся в Ангарск и встретился со старым знакомым. Сразу заметил, что с ним что-то не. Он сказал, что у него с собой есть наркотики, достал шприц и начал колоться. Предложил мне, я подумал, почему бы и. Так мы начали колоться. После того, как укололся, лучше посидеть, залипнуть, тебя охватывает сон и наступает эйфория. Вот так лепить может и полчаса, и два часа — зависит от качества наркотика.

На первых порах достаточно одного укола в день, потом организм привыкает, приходится колоться два раза в день и чаще. В Ангарске прожил около двух лет и все это время кололся. Знакомый, с которым начинал, переехал в Краснодар, но я находил другие компании. Купить героин было несложно. Его продавали почти в каждом квартале. Через некоторое время заметил, что начали умирать люди, которых я. От передозировки скончалась моя близкая знакомая — Катя.

Незадолго до смерти она жаловалась: Мне надоело просыпаться и гнаться за чем-то. Из ангарской компании, а это человек 30, осталось только трое.

Остальные кто в тюрьме, кто умер, кто переехал в другой город. Причем все молодые — не старше 27 лет. Когда долго употребляешь наркотики, приходит одиночество. Понимаешь, что тебя окружают такие же наркоманы, как и ты, которым важно только одно в жизни — новая доза. Наступает болезненное понимание, что стал наркоманом. Тебе не нужно ничего, кроме наркотиков и одиночества.

Потом появился парень, с которым когда-то начинали нюхать. Словились с ним и кололись. Как-то взяли героин и приехали ко мне домой. Мы укололись, и оба упали без сознания. Через полчаса я очнулся на полу, поворачиваюсь, а он лежит рядом весь синий.

Вызвали скорую, но было уже поздно. Эта смерть стала для меня звоночком. Я понял, что буду следующим. Реабилитация После смерти друга разорвал все контакты и уехал из Ангарска. Около месяца жил у матери в Иркутске.

знакомый оправдывает свой поступок наркоман

Депрессия была жуткая, жить не хотелось. Мама предлагала пойти работать, но я ничего не. Прошлым летом по счастливой случайности пошел к стоматологу. В больнице женщина раздавала брошюры, взял одну, не читая, положил в карман и направился домой.

Консультирование и психотерапия при наркомании

Купил себе алкоголь, выпивал и вспомнил про брошюру. В августе года начал проходить реабилитацию. Своей популярностью этот факт продемонстрировал А. Шварценнегер, который из культуриста стал одной из главных звезд этой эстетики звездой иллюзии. Если эти тела не нужны для насилия, то они нужны для весьма своеобразного самолюбования — для чувства собственного превосходства в том же насилии. Духовный body builder — это человек, упивающийся то есть пьяный в буквальном значении этого слова своей волей, то есть очарованный своими желаниями.

Если вы вдумаетесь, то поймете, что к этой категории можно отнести практически всех упоминавшихся нами пациентов. Включая сюда… и самого Ницше, размышления которого о сверхчеловеке закончились безумием.

Через психологический микроскоп Достоевского можно увидеть еще одну общность между маньяком, самоубийцей и наркоманом. Все трое во время беседы повторят еще одну фразу Раскольникова. Человек готов признать наличие в своей душе некой посторонней силы, даже иной личности — раздвоиться — только бы снять с себя ответственность за свои поступки.

Машина, которая не умеет опознавать свою истинную потребность, но претендует на роль отдельной личности. Однако точнее всех, по-моему, были старообрядцы, которые точно называют мышление, основанное на желаниях: Любовь к Богу и Другому.

Сам период опьянения психоактивными веществами, с точки зрения медицины, несомненно является болезнью — психозом. Это показал, например, замечательный отечественный психиатр М. Внутри этого психоза человек перестает быть. Однако опьянение — это особенная болезнь. Это состояние, которого человек достигает добровольно, то есть с помощью некоторого волевого усилия желания. Опьянение-психоз рано или поздно заканчивается. Чем же болен человек в промежутке между периодами собственных опьянений?

Объявляя какое-либо человеческое желание болезнью, мы тем самым придаем этому желанию сверхценный смысл. Мы подтверждаем пациенту, что его желания должны быть исполнены: Вася хочет водочки, Петя хочет кокаина, Миша хочет Лену. За больным человеком должны ухаживать окружающие его люди. Когда мы объявляем желание принимать наркотики болезнью, мы, тем самым, подменяем желание долженствованием.

Мы как бы утверждаем: На самом деле его… не существует. Наша культура, мы с Вами, обязываем наших детей удовлетворять значимые желания.

Ведь иначе, не дай Бог, они могут заболеть умереть. Вот у меня на приеме сидит, допустим, Петя. Он пришел ко мне вместе со своей девушкой и хочет избавиться от своего пристрастия к кокаину.

Между нами происходит диалог, который я привожу с некоторыми сокращениями: Это что, обозначает, что я должен выгнать Вас из кабинета, стукнуть Аллу чем-нибудь тяжелым по голове и изнасиловать? Вы сколько времени кокаин нюхаете? Кроме того, Алла уж больно девушка красивая, настолько красивая, что мое желание грозит с минуты на минуту стать неестественным.

Разве Вы хватаете меня или Аллу за горло, требуете кокаину, грызете стены? Я любуюсь Аллой и у меня, мужчины, могут по отношению к ней возникать любые желания, которые я, врач, разумеется, реализовывать не.

А Вы, в свою очередь, сидите передо мной абсолютно спокойный, говорите о кокаине тоже спокойно, из кабинета не убегаете. В чем же тогда заключается Ваша болезнь? Может быть, просто в том, что Вы не хотите справляться со своими желаниями? То, чего нам хочется — это всего лишь воспоминания.

Вы помните, что Вам с Вашей депрессией помогает справляться кокаин, а я помню, что мне с моей помогает справляться секс. Просто Вам некоторое время, причем короткое, будет без него хуже, чем когда Вы его нюхали. Однако человеку бывает плохо не только без кокаина. Ему, например, может быть еще хуже, чем Вам, когда ушла любимая девушка, умерли родители, да и не только в подобных ситуациях.

Я, например, сейчас немного простужен и чувствую себя плохо. Мне совершенно не хочется Вас принимать. Но Вы же приехали. Вы все равно не поверите мне, но после одного только подобного простейшего разговора в моем кабинете прекратили употреблять наркотики, по крайней мере, десятки людей… Наших детей делают психически больными сразу с двух сторон. Мы все время пытаемся ввести употребление алкоголя или наркотиков в число естественных человеческих потребностей. На самом деле это — искусственно навязанные культурой желания, которые способны подменять или симулировать потребности и влечения.

Медицина страдает общей погрешностью науки, выявленной Шестовым. Частичность такого восприятия и заставляет искать биологические или генетические корни происхождения проблемы, хотя, казалось бы, очевидно, что биологическая структура человека — норма его биологии на протяжении тысячелетий остается неизменной.

А вот представление о психологической структуре человека — о норме его душевной жизни неоднократно менялись вместе с ходом истории.

Лекция №10. Желание, Насилие, Наркотики и самоубийство

Мы с Вами переживаем очередной перелом представлений о психической норме. Существует проблема того, что наши дети не в состоянии понять, зачем им нужно ограничивать, обуздывать свои желания, когда вся современная культура явно или неявно зовет их к чему-то прямо противоположному. Им, буквально по Ницше, все равно чего желать: Язык современности лишил их иерархии значимости желаний.

Они больше не знают, что человек может себе разрешить, а что —. И мы с вами — педагоги, врачи, родители, окончательно запутавшись сами, вместо того, чтобы воспитывать детей, то есть объяснять им, в чем заключается разница между желаниями и болезнями, начинаем их лечить.

Что спрашивает традиционный врач-нарколог у своего пациента каждый день: Его внимание занято адаптацией к этому пространству. Главное — он уже состоялся. Он находит желание само по себе, даже не пытаясь осознать, какой смысл оно имеет. Найдя в себе это желание, человек пугается.

Ведь две минуты тому назад он никаких подобных желаний в себе не ощущал! То, что сказано выше, очень легко понять на простейшем эксперименте.

Как узнать, что человек наркоман? Признаки наркозависимой личности

Когда вы будете подходить к метро, попробуйте остановиться у любых ларьков и задать себе вопрос: Ведь там, в глубине наших душ, скрывается бесконечность. И в этой бесконечности есть все, включающее в себя и это конкретное желание. Это лекарственное опьянение, как и любое другое, подменит собой поступок — деятельность. Но они ведь этого и хотят. Они хотят лишиться ответственности и способности принимать самостоятельные решения.

Однако подмену подобного монастыря им могут предоставить не только наркотики, но и психология, и медицина. Но рефреном на каждой встрече общества будет звучать одна и та же главная молитва: Конечно, в этом стремлении он будет не одинок. На примере наших пациентов очень легко увидеть, что зависимость, вообще, является целью современности.

Она пытается поставить личность в состояние тотальной зависимости, соблазняя ее… свободой независимостью. Ведь именно за свободу ратуют политики, требующие легализации наркотиков, а соблазненные ими молодые люди, не имея в своем распоряжении даже языка, на котором можно думать, тупо повторяют их лозунги.

Свобода, как и воля, только лишь средство для достижения личностью своей идентичности вечности. Средство, а не цель.

"Чужое лицо". 6 серия

Бесконечность, все смыслы которой для личности равны, следовательно, бессмысленны. Но это… бегство от самого. Однако и сам фокус имеет, несомненно, чрезвычайно древнее происхождение. Все они, в том или ином виде, в момент посвящения внушают неофиту, что его поступками руководит кто-то другой: Но убийство это или самоубийство? Он бежит от ответственности. И врач, вполне цинично, продает ему эту возможность, символически повторяя действие торговца наркотиками.

Только на телевидении использовать технику го кадра запрещено, а в медицине, видимо. Ведают ли врачи, что пытаются выступать в роли альтернативного наркотика? К сожалению, я думаю, что большинство из них это понимает. Если этики нравственных законов больше не существует для современности, то почему она должна существовать для врачей? На мой взгляд, культура в лице своей медицины и педагогики способна на это в гораздо большей степени, чем любой наркотик.

Ведь химическое вещество находится под юридическим и моральным запретом. Его действия не вызывают сомнений: Он хочет умереть как сознательное существо, отвечающее за свои поступки.

Получается, что кодирование — это вариант психоза, то есть вариант опьянения. Мы просто эксплуатируем то, что современный человек не в состоянии не только высказать, но и даже задуматься о том, чего же он хочет на самом деле. Быть может, в желании быть закодированным, как ни в каком другом, можно услышать главное человеческое желание, все то же желание любви.

Человек, окончательно запутавшийся в мире, не имеющем ни смысла, ни системы мировоззренческих координат, хочет любви. Он хочет не только любить, но и быть любимым.

Лишенный любви Бога, он помнит о любви матери и отца. О той родительской любви, которая в трудные минуты брала на себя ответственность за решение тех проблем, которые нам, детям, казались неразрешимыми.

Ведь именно родители обещали нам вечную жизнь. Мы пользуемся тем, что тайные человеческие чаяния — корни желаний остаются невысказанными на языке современности.

Что же мы можем сделать со всем этим? Да то же самое, что человечество делало всегда: Все так же как у детей, все виноваты кроме. И все это для того, чтобы оправдать свое нежелание развиваться и желание вернуться в детство, туда, где ему было хорошо.

Наркоман даже готов отказаться от таких атрибутов взрослой жизни как полноценная семья, работа, социальный статус, настоящая дружба, цель, уважение окружающих. Хотя и мечтает об этом, как всякий ребенок мечтает поскорее стать взрослым. Но ребенку невдомек, что взрослым становятся, только принимая ответственность за свою жизнь, приобретая, накапливая, правильно оценивая жизненный опыт и знания. Дети не мыслят так глубоко, они видят только внешние признаки взрослой жизни, не всегда положительные.

Такие как мат, сигареты, алкоголь, ранний секс, непослушание. Наркоман это, по сути, большой ребенок, который только выглядит взрослым потому, что виртуозно бранится, врет, пьет, употребляет наркотики, плохо выглядит и никого не слушается.

знакомый оправдывает свой поступок наркоман

Из вышесказанного понятно, что наркомания алкоголизм - это, в первую очередь, болезнь безответственности, главным признаком которой является общий инфантилизм личности. А, как известно, клин клином вышибают. Зависимого человек а необходимо постепенно учить ответственности, за поступки, слова, решения и отношения с окружающими, учить и тренировать навыкам и способам здоровых, зрелых отношений, построенных на взаимоуважении, принятии общих ценностей и традиций этики сообщества.

Для этого создаются специальные терапевтические сообщества, в которых, в отличие от обычного социума, человека готовы принять таким, какой он есть, не предъявляя на начальном этапе к нему особых требований, кроме воздержания от наркотиков, алкоголя и крайних проявлений асоциального поведения.

Постепенно такие требования и личная ответственность за соответствие им начинают повышаться. Такой способ постепенной передачи ответственности и возвращения контроля над собственной жизнью осуществляется в позитивной атмосфере поддержки и поощрения. За время прохождения реабилитации и отсутствия наркомана в семье, в ней так же необходимы преобразования.

Родственникам очень важно пересмотреть своё отношение к зависимому, надо приучить себя отныне относится к нему как взрослому, ответственному и самостоятельному человеку, даже если он таким, на ваш взгляд, еще не является.

Только правильное отношение семьи может сделать его. Это бывает очень трудно, страшно и больно.